Рецензии

Рецензия к фильму «На следующий день» (1983). В радиоактивный пепел

В радиоактивный пепел

Фильмы-катастрофы на сегодняшний день, можно сказать, уже полностью изжили себя как полноценный жанр. И, к величайшему моему сожалению, начинают стремительно угасать. На смену одиозным и смелым блокбастерам приходят локальные малобюджетки, собирающие вокруг себя лишь малые крохи зрительского внимания и кошелька. Они никак не идут ни в какое сравнение с «разрушительными чудовищами», которые лишь только вчера лихо пировали знатными дарами кинотеатров. Но я не об этом. Почти в каждой из подобных историй, будь то приближающаяся комета, способная стереть с лица планета «человеческую ухмылку», вулкан, не сдерживающийся посреди города, ураган, подметающий всё на своём пути, есть множество значимых условностей, используемых в угоду зрелищности постановки. Но есть и фильмы подобно этому, которые строятся далеко не на зрелищности или «убойной» картинке с тоннами впечатляющего экшена на экране, а пытаются сделать яркий упор на какой-либо глубокой мысли, способной изменить не просто наше мировосприятие, но и целое мировоззрение.

Сегодня данную ленту многие критики смело назвали бы артхаусом, скованным человеческими страхами, драмами и страданиями. Тематика ядерного апокалипсиса не угасает с тех самых пор, как была создана, испытана, а потом и дважды применена ядерная бомба в середине прошлого века, ознаменовав начало новой эпохи вооружения. Судный день перестал быть христианской присказкой и религиозной россказней, а превратился в самый реалистичный исход человечества. В то время как придуманный учёными термин «Часы Судного дня» стал символическим атрибутом этого самого конца, где стрелки неумолимо стремятся к полуночи для человечества. Но сегодня мы, кажется, стали забывать о том, как опасно и непредсказуемо ядерное безумие. Из зомбоящиков нам то и дело щебечут о стирании в небесную пыль наших врагов, попадании сразу в рай и неоднократного бахания в труху любой из угроз. Презрение, злоба, отвращение, гнев, безумство и непонимание стали новыми всадниками из забытых времён. А нечеловеческая готовность уничтожить чужую страну в отместку за их политику и порой неадекватные выходки заставляет активно проявлять внимание к подобным фильмам, в ярчайших красках, рассказывающих о последствиях необдуманных решений.

Вот и «На следующий день» старательно выстраивает данную концепцию. Непонимание и делёжка сфер деятельности в раздробленной Германии становятся для США и СССР настоящей проблемой, переросшей из заурядного локального конфликта в самый настоящий ад на земле. Если сперва страны и пытались уладить разногласия полюбовно, нежно схватив друг друга за горло, то все их старания в итоге обернулись открытым противостоянием двух регулярных армий сверхдержав. В то время как идея о применении ядерного арсенала, так и витала по немыслимо раскалённому воздуху, сдерживаемая лишь катастрофичным ответным ударом. Но тумблеры в головах растревоженных лидеров уже было ничем не сдержать и вот он – щелчок, ракеты на старт и весь мир, по классике, в труху. И если вы сейчас представляете, как фильм в красках демонстрирует данные моменты, заостряя внимание на «злём» Советском генерале или «беды с башкой» Американском деде, то вы сильно ошибаетесь. Вся прелесть ленты заключается в том, что мы окажемся среди самых простых американских граждан, вовлеченных в свои скучные и повседневные дела, которые обречённо выжили после обрушившегося на них ядерного града. Наблюдая впоследствии и за дальнейшей судьбой этих самых «счастливчиков», оказавшихся после пережитого в новой схватке. Но теперь с неведомым врагом, с которым уже невозможно договориться. Он неосязаем, он скрыт от людских глаз, он вездесущ, не зная ни страха, ни жалости, ни сожаления.

Лента среди прочих фильмов-катастроф интересно выделяется, наверно, одной из самых длительных экспозиций на моей памяти. Этакая тягучая половина простецкой американской глубинки, близь одного из стратегических объектов ядерного сдерживания, местные жители которой давно свыклись с потенциальной угрозой из-за его нахождения. Пройденный Карибский кризис придал многим чувство тревоги, но исход того недопонимания вселил и надежду в разрешении подобных конфликтов. Поэтому мало, кто из представленных жителей сильно обеспокоен обострившимся конфликтом, о котором, кстати, мы вместе с остальными узнаем из отрывков репортажей по телевизору и новостей по радио. Но оживленных споров с разной точкой зрения всегда будет в достатке. От персонажа к персонажу нам предстоит пометаться среди десятка основных действующих лиц, намёками понимая, что каждый из них, как впрочем, и остальных, по сути, и есть главный герой этого рассказа. Будь ты заведующий врач из местной больницы, студент одного из училищ, молчаливый странник, военный в самоволке из той самой базы, запуганный член самой обыкновенной семьи фермеров перед порогом свадебного торжества, или даже бездомный, который просто захочет пить.

Вся эта история целиком про всех и каждого, мельком затрагивающая уже в 80-ых многим хорошо сегодня знакомые проблемы во время любого кино апокалипсиса. Здесь нам и нечеловеческая жестокость, и мародёрство, и слепое доверие, и безразличие, и утрата всякой надежды. Но настолько поверхностно и вскользь, что практически и незаметно для современного зрителя. К спецэффектам ленты также у многих могут возникнуть претензии. Они малочисленны и визуально очень слабы. Перекрываются же эти недостатки их превосходнейшей постановкой – до чертиков пугающей и наполненной завораживающей глубиной пронзающего тебя насквозь необузданного страха пережить нечто подобное. А вот почти полное отсутствие музыкальных тем для картины стало явно самым выигрышным вариантом. Если в начальных титрах и паре мелких моментов звучит приветливая тема с нотками ностальгической теплоты и витающей надежды на будущее, то в дальнейшем нас ждёт почти безмолвная пустота, заполненная только лишь «металлическими» окружающими звуками и звуками нечеловеческих страданий.

Кстати о них. Лейтмотивом второго акта картины является драма, развернувшаяся после вышеупомянутых событий. Хоть я уже и указывал на множество главных героев, крайне выделяются среди прочих оскароносный Джейсон Робардс и такой молодой Стив Гуттенберг, не запятнанный ещё комедийными ролями и сумасбродными типажами. Их партии – это локомотив фильма, который тащит на себе и объединяет все трагедии данной истории. На первый взгляд они вроде бы никак и ничем не связаны, но чем дальше мы будем идти по сюжету, тем больше находить взаимосвязь между ними. «Безнадёжное» стремление попасть домой к своей семье перебьётся абсолютно бескорыстным желанием спасти совершенно незнакомых им людей, которых они увидят впервые. Они знают о смертельной опасности радиации и точно осознают, что с ними и остальными в дальнейшем произойдёт. Вопрос в том, когда лишь. Это чрезвычайно усиливает их драматичный жизненный момент и заставляет смотреть совсем по-иному, нежели чем могли бы.

«На следующий день» – это целый альманах человеческих судеб во время апокалипсиса, переплетённых единой историей. Небольшой бюджет и направленность на телевидение явно где-то и во многом помешали амбициям создателей, и без того метавшихся в поисках режиссёра. Но множество номинаций и две победы в премии Эмми с лихвой окупили все старания создателей телепроекта. Но главное, их просьбы обратить весь мир внимание на вероятную проблему были услышаны и увидены обычным зрителем, который воочию убедился в разрушительности ядерного оружия. Ведь мало кто из киношников решался тогда на подобные темы с катастрофичными последствиями и разрушениями. Доктор Стрейнджлав всё же был скорее сатирой на американскую военную машину с элементами чёрной комедии, а более значимых работ для зрителей не наблюдалось. Поэтому ленту Николаса Мейера можно по праву считать родоначальником нового жанра постапокалиптики, который, к огромному сожалению, на данный момент практически полностью забыт. И лишь к концу ленты после постигнутого бес кромешного мрака и абсолютной безнадёги невинный плач младенца под испуганные взгляды окружающих вновь дарит зрителю небольшую надежду. В то время как герой Робардса «успешно» всё же добирается до места, которое он некогда величал своим домом. И эта сцена теперь навсегда отложится в моей памяти. Сцена, от которой не стыдно будет пустить даже слезу.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Яндекс.Метрика