Рецензии

ОгласКА: Рецензия Киноакадемии на фильм «Носферату, симфония ужаса» (Читайте на KinoNews.ru)

ОгласКА: Рецензия Киноакадемии на фильм

Вполне возможно, что кто-то из постоянных участников данной рубрики с нетерпением ждал этого дня. Дня, когда нам представится возможность прикоснуться к чему-то столь отдаленному от современного кинематографа. К классике, которая старше всех нас. К фильму, который был создан до появления премии «Оскар». А в Швеции являлся запрещенным до 1972 года. Этот «вызов» приняли многие, но только четверо из нас смогли перенести свои мысли на «бумагу», чтобы поделиться с вами своим впечатлением.

Вампир-аристократ Дракула, он же вампир Носферату — порождение таланта ирландского романиста Брэма Стокера, центральный персонаж готического романа, выпущенного в 1897 году. Мрачный колорит и демоническая притягательность персонажей и событий романа оказались магнетически привлекательны для кинематографистов. Одной из первых канонических и «эпохальных» киноверсий похождений короля Хэллоуина стал фильм 1922 года «Носферату, симфония ужаса», поставленный по мотивам романа (экранизацию запретила вдова Брэма Стокера) молодым немцем Фридрихом Вильгельмом Мурнау, впоследствии ставшим крупнейшей фигурой европейского немого кино и признанным мастером киноэкспрессионизма.

Первый Дракула был черно-белым и немым, именовался граф Орлок из Трансильвании, сыграл его Макс Шрек. Граф был почти лишен человечности и более всего походил на отталкивающего монстра, какого запросто можно встретить в современных аниме фильмах: худющий, с непомерно длинными руками и жутко когтистыми пальцами, лысой головой, втянутой в плечи, запавшими глазами в черных кругах, выдающимся носом и резцами (пока еще не клыками!). Его убийственные похождения проходят на фоне назойливой неприятной музыки, почти в ультразвуковом регистре. Шрек еще несколько раз возвращался к образу Дракулы, но только его первый опыт стал культовым. В 2000 Э.Елиас Мериге поставил фильм «Тень вампира» в попытке воссоздать процесс работы Мурнау над его гениальным творением, обросшим множеством жутких слухов. Роль Макса Шрека-Дракулы сыграл Уиллем Дефо.

В 1970-х Дракула возвращается к истокам, становясь при этом более объемным, драматическим персонажем, который тяготится своей бессмертной оболочкой, звериными инстинктами и неодолимым одиночеством. В 1978 немец Вернер Херцог, мастер документального жанра и поборник полного психологического погружения актера во внутренний мир персонажа, делает ремейк упомянутого выше фильма своего соотечественника Мурнау «Носферату: Призрак ночи». В главной роли снимает своего ненавистно-любимого актера Клауса Кински, обладавшего огромным талантом и еще более неуравновешенным характером. Отличие образа Кински от Носферату 1922 года в меньшей гротескности, более глубоком психологическом и философском подтексте персонажа и ощущении трагической обреченности.

George
Необыкновенные испытываешь чувства при просмотре фильма 100-летней давности. При том, что не приходится прилагать никаких усилий, дабы его «выдержать» (несмотря на отсутствие многих привычных компонентов, как-то: звук, цвет, более продолжительные сцены). Тем выразительнее выглядят другие составляющие для экранного рассказа истории. Композиция кадров, использование светофильтров, экзальтированная актерская игра, музыка и конечно сценарий — действительно разыгрывают классический хоррор о знаменитом вампире и ярко иллюстрируют переработанный роман Брэма Стокера (со многими отличиями и измененными именами, поскольку прав на экранизацию получить не удалось). Для своего времени картина была технически изобретательной: желтые и синие светофильтры выделяли время суток — день или ночь (что важно для фильма ужасов), эпизод доставки Хуттера (главного героя) к графу Орлоку на экипаже снят в негативе, чтобы изобразительно выделить «землю призраков», на которую ступила нога персонажа, для придания сценам сверхъестественных сил использовалась ускоренная киносъемка (быстро перемещался тот же экипаж, граф очень резво загружал в телегу гробы). Хотя последнее было и не ново.

Были и художественные приемы, которые повторялись потом бесчисленное множество раз: надвигающаяся тень, неестественный подъем из гроба. Сам граф Орлок, сыгранный Максом Шреком, стал канонической фигурой в кино благодаря пластичному гриму (крысиная морда), пластичному движению тела и в особенности рук. Визуальная часть также может похвастаться предметной насыщенностью фона. Ведь производились натурные съемки и в кадре присутствует живая природа, настоящий замок, городская архитектура; это не какие-нибудь картонные декорации, принятые в то время.

И самый удивительный момент заключается в перекличке с сегодняшним днем. Немецкий экспрессионизм, как известно, выражается в атмосфере всеобщей тревоги и подавленности, охватившей общество после поражения в Первой мировой войне и разразившегося, как следствие, экономического кризиса. Поэтому в сюжетах всегда присутствовали уличные волнения или просто акцентировалось внимание на страхе толпы. После приезда графа в Германию (в романе была Англия) все испугались распространения чумы и заперлись в своих домах (никто не мог подумать, что из жертв элементарно высасывается кем-то кровь). И лишь молодая красивая женщина Элен (Грета Шредер), символизирующая Любовь, смогла положить этому конец. Возможно и в наше пандемийное время мир спасет Красота и Любовь?!

TREADSTONE
Как бы так описать свои впечатления от подобного фильма, чтобы в итоге тебя не привязали к стулу и не стали бить канатом снизу? Пожалуй, сравню просмотр данной картины 1922 года с походом в местный музей. В музей, в котором за много лет проживания в городе ни разу не бывал лично, но довольно часто слышал о нем. Поэтому, отправляясь туда впервые, уже не ждешь увидеть чего-то удивительного, так как знаешь, что здешние экспонаты не являются чем-то уникальным. Особенно, когда в мире есть более современные музеи с неординарными находками и полными скелетами. Однако для разнообразия будет полезно посмотреть и на такое, ведь любопытство все еще не угасает. Так и тянет прикоснуться к чему-то столь старому, «древнему». Не сможешь удержаться… захочется узнать… насколько это будет… необычно?

Да, это было необычно. В особенности для того, кто родился через 70 лет после выхода в прокат данного фильма. Для того, кто вырос на «Терминаторе», «Чужом» и «Крепких орешка». Ругать фильм не имеет смысла. Хотя вопросы к происходящему имеются. И еще какие. Но это было сто лет назад. Кинематограф только начинал свое бурное развитие. Ни цвета, ни голосов. Немое кино в чистом виде. Какое-то особое удовольствие получат разве что синемафилы до мозга костей, которые не просто смотрят, а изучают кино. Остальным же его стоит воспринимать как «материал для ознакомления», чтобы самим увидеть с чего вся эта вампирская тема в кино началась. Увидеть разницу между тем, как представляют вампиров и Дракулу сейчас, и как это было в начале двадцатого века. Занимательно, как для исследователя, но не так уж увлекательно, как для простого зрителя.

Страшно? Нет. Как фильм ужасов «Носферату» давно устарел. Но вот персонажа Элен, а точнее, актрису, исполнявшая роль, отметить хотелось бы. Грета Шредер выглядела наиболее убедительно, иногда напоминала нашу современную «няшу» Эмму Стоун. Довольно много пейзажей, которые в цвете выглядели бы лучше, но тогда это было невозможным. Неплохой грим даже по современным меркам.

Данная рекомендация вряд ли хоть кого-то заставит задуматься о просмотре столь старого фильма. Только даст повод усомниться в адекватности написавшего ее автора. Возможно, у синемафилов появится желание устроить «инквизицию» с Блэкджеком и кострами. Но так уж сложилось… Можно было бы порассуждать на тему самопожертвования во имя любви, но это сейчас и в других проектах есть. И вряд ли это было чем-то новым и тогда.

Евгений S.h.
Если подойти к изучению этого почти столетнего реликта не только с научной, но и эстетической точки зрения, то в нем вы можете разглядеть все еще живучего и кровавого тираннозавра, который и в наше время все еще способен заткнуть за пояс более молодых и современных ящеров жанра ужасов. И на то есть объективные причины.

Чем «Носферату» впечатляет, так это своей технической составляющей. Конечно, сейчас современного избалованного зрителя не удивишь такой картинкой, такими эффектами и такой работой со светом, но для начала двадцатых годов прошлого века все вышеперечисленное выполнено практически безупречно. А музыка Ганса Эрдмана – это действительно настоящая Симфония ужаса, которая даже в отрыве от фильма может не только пересказать с помощью нот знакомый всем сюжет романа Брэма Стокера, но и передать, дать прочувствовать зрителю всю гамму эмоций экранных героев — от нарастающей тревоги до квинтэссенции ужаса, от наивности жизни до самопожертвования во имя спасения и любви.

А насколько гениален тут Макс Шрек – один из главных титанов немого кино! Ему буквально от силы отведено всего 9(!) минут экранного времени, но благодаря своей неотразимой харизме он крадет каждую сцену, затмевая собой всех остальных актеров. Отдельной благодарности заслуживают гримеры: с их профессиональным гением Носферату предстает перед зрителем натуральным пришельцем с внешностью мутировавшей гигантской крысы и повадками черта. В отличие от главного героя Томаса Хуттера (Густав фон Вангенхайм), ты за версту чуешь, что с этим типом что-то не так, во всяком случае понимаешь, что не захочешь иметь у себя под боком такого странного соседа.

Сама Трансильвания с ее живописными лесными горами, восточноевропейским антуражем и тем самым замком, под стать своему хозяину, также резко выделятся на контрасте с типичным немецким Висборгом середины XIX в., отчего она еще больше напоминает какой-то параллельный мир, где ты с самого начала, как только попал туда, обречен стать жертвой чей-то неутолимой кровавой жажды.

«Носферату: Симфония ужаса» — не просто классика своего жанра: это пусть уже и устаревший, но все еще актуальный исходный материал, от которого отталкиваются 99% всех картин про вампиров. Сам же трансильванский кровопивец считается Праймом всех вампирских образов в мировом кинематографе. За это стоит отдать должное всем причастным к его созданию. Выражаю отдельную благодарность и тем, кто сумел вопреки обстоятельствам сохранить и донести до нас такой уникальный артефакт. Даже если фильм Фридриха Вильгельма Мургау не произведет на вас должного впечатления, то все равно для расширения своего киноманского сознания вы просто будете обязаны когда-нибудь подставить под него свою шею.

Оценки по десятибалльной шкале:

TREADSTONE…… 6/10
George……………9/10
Евгений S.h…….7/10
…………. 7/10
Средняя оценка: 7, 25 балла из 10.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Яндекс.Метрика