Интервью

Интервью: Дженнифер Энистон: Путешествовать во времени трудно (Читайте на KinoNews.ru)

Дженнифер Энистон: Путешествовать во времени трудно

Популярная голливудская актриса Дженнифер Энистон, которая, несмотря не отсутствие в ее фильмографии полноценных блокбастеров, нередко попадает в рейтинги самых высокооплачиваемых, побеседовала с корреспондентами издания The Hollywood Reporter, о воссоединении с коллегами по сериалу «Друзья», об особенностях своей карьеры и несбывшихся надеждах. С фрагментами этого интервью предлагаем ознакомиться нашим читателям.

Вы приняли участие в воссоединении «Друзей», чему вы и другие актеры так долго сопротивлялись. Что изменилось?

ЭНИСТОН: Появился режиссер Бен Уинстон. Мы обсуждали между собой: «Я не знаю, были ли мы просто очарованы его талантом, или его обаянием, или сочетанием всего этого». Даже мальчики говорили: “Черт, я вроде как влюблен в этого парня». Например, я не знаю, сказал ли я ”да», потому что идея была хороша или потому, что он такой великолепный». Что бы это ни было, мы все сказали «да», так что….

Это событие стало мощным напоминанием о том, насколько сильной была и, похоже, остается химия этого актерского состава.

ЭНИСТОН: Нам действительно было так весело вместе. Я хорошо помню ощущение, когда мы были молоды, глупы и пересматривали условия нашего участия в проекте, и одна из угроз студии была: “Ну, нам не нужны все шестеро из вас. Мы можем сделать это и с четырьмя”. А мы думали: “Что? Вы можете? Вы можешь избавиться от Рейчел, или Джоуи, или от кого еще?” Тогда мы не могли в это поверить и говорили себе: “Нет, они не пойдут на это, проснись”.

Мы слышали, как вы говорили, что воссоединение было для вас тяжелее, чем вы ожидали.

ЭНИСТОН: Путешествовать во времени трудно.

Хорошо, расскажите нам об этом.

ЭНИСТОН: Я думаю, что мы все еще были наивными, включаясь в это и рассуждая: «Это же будет весело? Они собирают декорации обратно, точно так же, как они были». Затем вы приходите туда и думаете: «О да, я и забыла, что происходило, когда я был здесь в последний раз”. И это застало меня врасплох, потому что было похоже на: “Привет, прошлое, помнишь меня? Помнишь, как это было отстойно? Ты думала, что все впереди, и жизнь будет просто великолепной, а потом ты пережила, может быть, самое трудное время в своей жизни?”.

Какой вы представляли вашу жизнь и карьеру после «Друзей»?

ЭНИСТОН: Карьера — это одно. Я не знала, что будет дальше, и это было не что иное, как благословение. Это работа другого масштаба, но я люблю ее, несмотря ни на что, даже если это тупая комедия с ужасными рецензиями, и неважно, приносит ли она мне радость. Но были более личные моменты, которые я ожидала от такого рода изменений. У всех нас было представление о том, каким будет будущее, и мы собирались сосредоточиться на том или ином, а потом все просто изменилось за одну ночь, и все. Но опять же, все это будет благословением, если вы сможете взглянуть на жизненные взлеты и падения как на необходимый опыт. И если бы всего этого не случилось, я бы не стала той женщиной, которой являюсь теперь.

Вы все еще в обойме. У вас никогда не было публичного срыва, вы никогда, скажем, не брили голову. Как вы думаете, как вам удалось оставаться самой собой во всем этом?

ЭНИСТОН: Меня всегда сопровождал невероятный уровень поддержки, так много развитых, позитивных людей вокруг меня. Ну, и я выросла, наблюдая, как кто-то [покойная мать Энистон] удобно чувствует себя в роли жертвы, и мне не нравилось, как это выглядело. Я знала, что этот человека показывает мне пример, которому я никогда не хотела следовать и я никогда не буду такой. Я думаю, что это токсично, и это разрушает твой внутренний мир и твою душу. У меня был выбор: либо я сдамся и буду жить под одеялом, либо я выйду на улицу, найду творческий выход и буду процветать, и это именно то, что я сделала.

По материалам

Похожие статьи

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Кнопка «Наверх»
Яндекс.Метрика